Тем временем:

…..» Узнаешь?.. » и в
спокойном взгляде его было что-то невозмутимое, надежное, озорное…» Скажи?
Он появился как налетчик…
ЗОЯ МИХАЙЛОВНА. Отдай газету. (Пытается отобрать у него газету.)
БОРИС (забирается сначала на стул, потом на стол — так, чтобы она не
могла дотянуться до газеты). Слушай дальше. «На середине моста молодой
человек снял с плеч котомку, остановился и долго смотрел вперед, туда, где,
сбрасывая с себя серый осенний туман, медленно просыпался незнакомый ему
город. Это было сорок лет назад…»
ЗОЯ МИХАЙЛОВНА. Слезь со стола, разбойник.
БОРИС (спрыгнул со стола, уселся в кресло, читает с «выражением»). «А
сорок лет спустя в просторном выставочном зале отделения союза художников
Семен Николаевич с улыбкой признается, что в то далекое утро, на мосту, не
обошлось без сомнений. Как сложится его судьба? Как встретит его, коренного
таежника, потомка чулимских медвежатников, незнакомый ему мир искусства?..»
Вот уже действительно было о чем подумать…
ЗОЯ МИХАЙЛОВНА. Хватит.

Она выхватила у него газету, но клочок текста остался у него в руках.

Тебе лишь бы позубоскалить. Ничего святого. Правду отец говорит:
осуждать других — больше ты ни на что не способен.
БОРИС. Мамочка, в нормальной семье хватит и одного великого человека.
Вполне достаточно… (Читает по газетному клочку.) «…убежденный сторонник
здоровой реалистической традиции. Жизнь и искусство — эти два понятия для
него нерасторжимы. Искренность, бескомпромиссность, отзывчивость этого
человека известны не только его друзьям…» Так… Сообщается, что он
депутат, «…оптимизм». Дальше: «Певец…»

Звонок. Зоя Михайловна открывает. Появляется Смагин. Это крупный,
бодрый, хорошо одетый парень, даже изысканный. В руках у него газета.